юридическая помощь
Руденко Андрей Евгеньевич
Качественно
Профессионально
Честно
8 (908) 188 00 59
rostovjur@gmail.com

Современный мир понемногу переходит от реального и осязаемого пространства к виртуальной картинке. Маркетологи твердят нам о том, что лучше, убеждают в необходимости приобрести новый продукт, глядя с картинок на сайтах, не выходя из дома. Так, мы получили интернет-магазины товаров, интернет-приемные депутатов, ведомств и политиков, интернет-газеты — все эти виртуальные примочки изменили наш мир: теперь попросту не надо никуда ходить, чтобы получить желаемое. Недавно ряд профессиональных юридических изданий озвучил мнение, что профессию юриста очень скоро заменит интернет-юрист.

Первыми, кто стали громко кричать о вытеснении адвокатов и юристов электронными службами юридической поддержки были представители английского и американского права. Благодаря усилиям кинематографа и сценаристов, адвокаты названных стран считаются самыми успешными и высоко оплачиваемыми, а их профессиональные знания и юридические навыки у простых смертных не вызывают никаких сомнений. Почему же их, таких высоких специалистов без страха и упрека вдруг встревожила перспектива «интернетизации» юридического ремесла? Давайте по порядку.

Не секрет, что в Англии и США источником права (чуть ли не единственным живым) является прецедент, то есть судебное решение, которое устанавливает правильность трактовки того или иного закона в зависимости от конкретного случая. Именно зависимость от конкретного случая и является условной пограничной линией, которую адвокаты пытаются двигать доказательствами в прецедентном праве. Простыми словами, той или иной стороне процесса надо доказать судье, что рассматриваемый случай либо основывается на конкретном прецеденте и не является чем-то новым с точки зрения судебной практики, а значит рассматривать тут нечего, либо, наоборот, является чем-то новым, не похожим на уже рассмотренное, что требует более детального изучения и, как следствие, вынесения отдельного решения. Прецеденты используются и при рассмотрении дела в целом, и при совершении отдельных действий в рамках судебного разбирательства — получается своеобразная паззл-головоломка. В данном случае состязательность сторон судебного процесса проявляется как нельзя лучше — судья только придает силу решению, принятому по-справедливости. Вот полностью систематизировать подобные судебные акты в масштабах отдельно взятого государства становится нереально, так как прецедент — узконаправленное явление, хотя и обязательное для применения, но все же не совсем закон, поскольку применяется к отношениям сторон узко и, скорее, передает контекст и дух применяемого права, нежели его форму и букву. Потому любая правовая электронная система ни в Америке, ни в Англии не является полностью рабочей и полной. Слишком много нюансов надо учитывать для правильного поиска, который в итоге все равно даст неверный ответ. К этому надо также добавить, что за период становления высокоморального судебного процесса и Англия, и США, почти полностью отказались от доступности правосудия. Это значит, что судебная система хотя и остается условно доступной простому гражданину, но в 99,9 % без адвоката простой гражданин просто не справится (о чем предупреждают судьи, если лицо отказывается от защитника). По-правде сказать, сами судьи такому «активному сутяжнику» не сильно рады: правильное обращение к суду, соблюдение формальностей, обмен документами, соблюдение формуляров и требований — вот тот перечень нарушений, который обязательно допустит самостоятельный гражданин. Отсюда и два действенных барьера, направленных на охлаждение пыла «самостоятельных»: свобода гонорара и адвокатская монополия.

Если говорить о первом из обозначенных мной барьеров, свобода гонорара является краеугольным столпом адвокатуры в целом, но, к сожалению, не в нашей стране. Сама суть гонорара в Англии и США сводится к формуле баланса отношений доверителя с адвокатом и уверенности адвоката в исходе дела. Так, чем больше или громче спор — тем выше стоимость адвоката. При этом гонорар может быть:

твердым — то есть исчисленным за все дело целиком (чаще всего при таком условии доверителем по соглашению адвокату передаются в случае успеха часть бизнеса в виде ценных бумаг);

гибким — подлежащим изменению в ходе процесса в связи с теми или иными обстоятельствами, оговоренными сторонами в адвокатском соглашении (увеличение требований истца, появление новых ответчиков, необходимость адвокатского расследования);

почасовым — то есть зависит от количества часов, потраченных юридической компанией на клиента; условным — то есть при получении нужного решения адвокату выплачивается определенная сумма (у нас такое явление носит название «гонорар успеха»);

отложенным или обещанным — который получит адвокат в случае выигрыша по делу, при этом самостоятельно оплачивая издержки клиента по делу, ибо в соглашении с адвокатом прописывается процент от присужденного в пользу истца, составляющий вознаграждение поверенного (именно данные гонорары являются наиболее привлекательными для адвокатов-истцов, поскольку в соглашениях до 90% (!!!) отсуженного остается у адвоката).

Как Вы понимаете, что ни о каком снижении расходов на юристов зарубежные суды и слышать не хотят: пришел в суд, значит отвечай, а не уверен в исходе дела не суйся, нет денег на издержки не судись, а договаривайся! Такой вот судебный капитализм… Потому отечественным гуманистам-правоведам следует понимать, что наши суды это венец человеколюбивого отношения к истцам, что само по себе гуманно, но плохо: это расслабляет заявителя, а суд превращается из устрашающей и уважаемой инстанции в проходной двор. Про гонорары адвокатов в России вообще без кривой усмешки говорить не приходится — расценки некоторых сельских адвокатов просто не оставляют права на достойную жизнь специалисту ввиду необоснованно низкой стоимости рабочего времени специалиста. Суды же с легкостью черкают заявляемые судебные расходы на представителя направо и налево, занижая их в разы, тем самым поощряют пренебрежительное отношение не только к профессии юриста, но и ко времени суда, и к судебной системе в принципе. Сложившуюся тенденцию пока менять никто не собирается, а потому все расходы на действительно хорошего юриста ложатся на плечи привлекающего клиента. Такой вот непростой выбор стоит перед клиентом: дешевый юрист и плохая защита или дорогой юрист и солидные расходы.

Адвокатская монополия — термин журналистский, обозначающий такое состояние отношений между судом и сторонами дела, при котором юрист, не обладающий лицензией адвоката, не может в силу закона вести дела / представлять третьих лиц в суде. С одной стороны, это позволяет профессиональным участникам юридического рынка вводить свою внутреннюю систему стандартизации качества услуг. С другой стороны, простой гражданин поставлен в ситуацию, при которой просто не способен разобраться в тонкостях и нюансах права, что, разумеется, влияет на стоимость услуг адвокатов. Стоимость услуг напрямую зависит и от специализации адвоката, то есть от того, какую категорию дел ведет юрист. Вообще, юрист широкого профиля в англоязычных странах явление такое же редкое, как снег в Африке. Почему? Потому что это просто невозможно физически! Можно тысячу раз хотеть быть «как Харви Спектр», но в реальности успешно вести дела по любым направлениям он не смог бы — помешало бы банальное отсутствие опыта, высок риск просто пропустить какой-нибудь существенный прецедент. Широкая специализация в США выглядит так: адвокат по ненасильственным преступлениям, адвокат по бракоразводным процессам или адвокат по недвижимости. Это значит, что только эти категории дел компетентно ведет юрист, именно в этой плоскости находится его зона знакомств и интересов, именно из данной сферы он черпает свои практические знания и навыки. Потому родиной всевозможных юридических фирм и являются США, в которых юридические фирмы это как супермаркет или коробка с карандашами всех цветов радуги: клиента с порога проводят именно к тому специалисту, который занимается или возглавляет направление (практику), в области которой клиенту требуется помощь. В нашей стране до настоящего времени судебная монополия адвокатов касалась только дел, связанных с уголовным преследованием и с уголовными делами. Однако, проект «Юстиция», утвержденный законодателем, призван систематизировать деятельность юристов России под крышей адвокатуры, и по-сути провозглашает адвокатскую монополию на представление интересов в суде только лицами со статусом адвоката. По факту же сейчас в суды ходят все, кому не лень — всех слушают, принимают и выносят решение. Все это все: лица с юридическим образованием и без него, адвокаты и просто юристы, общественные организации и директора компаний. Долгое время, например, было просто неприличным привлекать для взыскания долгов по текущим договорам в арбитраже адвоката или юриста со стороны, ибо это влекло ненужные расходы. Если смотреть на ситуацию глубже, то в России же специалисты при выборе узкой практики (что является залогом успеха в США или Англии) могут запросто быть невостребованными клиентами и помрут с голоду, потому наш успешный юрист это типичный многостаночник, который принципиально отказывается лишь от тех дел, в которых реально не соображает (например, международное торговое право или акционерное законодательство). И, наконец, если у нас практиковать без адвокатского статуса вполне законно, то в США или Англии за подобное дают реальные уголовные сроки, причем без юмора. Разница, как вы уже поняли, разительная.

Разумеется, в условиях ограниченной конкуренции, коллегам из США и Англии есть чего бояться: появись там система внесистемных онлайн юристов (типа UBER для частного извоза) и большинство клиентов отпало бы очень быстро, как это было с таксистами Лондона. Для зарубежных юридических рынков это вполне реальная проблема, поскольку высокие гонорары западных юристов давно стали обыденной ситуацией для поверенных Лондона и Нью-Йорка. Если же у потенциального клиента появится возможность разбираться в своих проблемах без участия дорогостоящего адвоката, плюс не выходя из дома или офиса, появится хороший повод, не задумываясь, отказаться от переоцененных услуг поверенных. Гонорары начнут падать, система отправления правосудия начнет трещать по швам, суды будут похожи на наши по уровню загруженности, а адвокаты начнут на пределе сил использовать свои лобби-рычаги для сохранения своего места под солнцем. Прогресс в системах английского и американского права означает неминуемое разоблачение сакрального значения поверенных, означает «снятие масок», фактический крах монополии, чего явно не хочет зажиточный адвокатский средний класс. Подобные тревожные звоночки прозвучали изначально в момент очередного витка экономического кризиса, когда крупные клиенты начали отказываться от услуг сторонних юридических фирм и… набирать дополнительные юридические силы в штат (что практикуется как раз-таки в России и по сей день)! Интернет просто похоронит дорогостоящих иностранных юристов как класс, поскольку он еще и экстерриториален: из любой страны можно будет получить консультацию за умеренную плату.

Для российского же юридического рынка, как ни парадоксально, эффект парашюта сыграли отсутствие адвокатской монополии, низкая интернет грамотность населения, отсутствие культуры потребления юридической услуги, а также сравнительно невысокие расценки на юристов. Скажу даже больше: уже несколько лет юристы пытаются перевести свои отношения с клиентами в сетевую плоскость, но безуспешно. Почему? Потому что неграмотность населения охватывает и зону интернета (попробуйте на досуге у бабушке в трамвае спросить ее ник-нэйм для общения в Skype или Viber), а это касается и трудового населения, и предпринимателей. Представьте на минуту, что Вам нужно для получения полноценной консультации юриста простоять полчаса у сканера, отцифровывая документы, потом все это отправить ему по электронной почте, несколько раз созвониться с юристом, узнавая, на какой стадии изучения документов находится вопрос. Долго и муторно. Проще вызвать юриста или приехать к нему в офис, пусть и заплатить за это определенную сумму. И это, как ни странно, правильно, поскольку я знаю немало хороших адвокатов старой закалки, настоящих профи, которые до сих пор не умеют работать с компьютером, и даже не стремятся им овладеть, а процессуальные документы пишут или от руки, или поручают набрать помощнику.

Глупо отрицать, что для отечественного юриста интернет стал дополнительным источником формирования клиентской базы, источником поиска новых контактов, новых социальных кругов. Но интернет не стал площадкой для заработка, даже наоборот, служит фильтром «нежелательных» контактов. Если клиент назойливый или написал фолиант с описанием проблем от рождения и до сего дня, просит дать рецепт счастья, но денег нет, кому такой клиент понравится? Его и отметают разборчивые занятые юристы, чтобы не портил атмосферу и положительную статистику своими «проблемами и глупостями». Для отечественного потребителя интернет-юрист стал как интернет-врач или интернет-тренер: невиданной зверушкой, функциональное назначение которой является очень и очень спорным. Вы когда-нибудь пробовали общаться с юристом посредством интернета? Ответы иногда просто неприятно поражают откровенной безграмотностью или представляют собой безликий copy-paste нормативной базы с интернет-страниц Консультанта. При этом клиент доволен, поскольку он даже не предполагает, что зачастую пропускает важные детали при беседе, а юрист, не зная о существовании нюансов, дает неполную консультацию. Но извечно стремление к халяве заставляет наш народ даже перепечатывать документы и отправлять письмо на три страницы в юридический форум, лишь бы просто не идти к юристу и не платить 500 рублей. Отличный пример реакции видел в уважаемом сетевом издании по похожей теме. Один из резидентов сравнил интернет-консультанта с девушкой с сайта знакомств, оставив реплику: «На сайте знакомств ни один здоровый человек не может быть уверен, что за красивой фотографией девушки не прячется образина или вообще волосатый мужик. Так с какого перепугу вы решили, что отвечает на ваши вопросы юрист? В сети он вам диплом не даст, кабинет не покажет, кодекс не достанет. Очередной доступный экстрим для любителей «пожрать задарма!» Как по мне, так очень справедливое (хоть и немного резкое) замечание. Я бы с врачом не стал консультироваться по телефону или через сайт без первичного приема и осмотра — ну, не стал бы и все! И ни один солидный клиент, подбирающий себе юриста, такой ерундой страдать не будет, тем более вываливать проблемы незнакомому человеку в анонимном сетевом пространстве. Потому в противостоянии за качественного и богатого клиента я бы на интернет-консультанта не поставил. По моим наблюдениям и прогнозам в ближайшем будущем отечественных интернет-юристов не ждет ничего хорошего, а в целом, поживем — увидим!

Искренне Ваш, Руденко А.Е., юрист из Ростова-на-Дону!

Рекомендую прочитать:
Бесплатные консультации
Запишитесь на прием по телефону, указанному ниже и получите консультацию юриста абсолютно бесплатно
+7 908 188 00 59